сообщество литературных сайтов альманаха "гражданинъ"

Месса си минор

Лариса Калинина

«Месса си минор»

 

Новелла

 

1

Когда смотришь
С центральной площади Великих Лук
На невысокий островок
В середине реки Ловать,
По которой в давние времена
Проплывали корабли
Из варяг в греки;

Когда смотришь
На островок
С теплым, ласковым
Именем «Дятлинка»,

Забываешь о времени и о себе.

Как люльку,
Тихо качает
Мать-река
Маленький
Кораблик-остров.

С одной стороны от него
Спускаются
С крутого берега к воде
Склонившие свои кроны
Старые, мудрые деревья.

С другой –
По невидимой лестнице
Поднимается ввысь
Древний собрат Дятлинки,
Величавый крепостной вал.

А небо!
Какое удивительное небо
Над Дятлинкой!
С неяркими,
Но глубокими красками,
С далекими, задумчивыми облаками…

Давно уже нет
На кораблике-острове
Его высоких мачт –
Золотых церковных куполов.

Но никакие следы
Нашей человеческой
Жизнедеятельности
Не властны
Над тайной острова –
Вестника Вечности,
Сердца Великих Лук.

2

 

Остров Дятлинка – с детства мой самый любимый уголок города. Перебравшись с родителями из озерного Себежа в сухопутные Великие Луки, я, тогда еще совсем небольшая девочка, сразу же отправилась на поиски городского пляжа.

Он располагался на острове Дятлинка.

Увидев зеленые джунгли острова, я забыла, зачем пришла. Сказки еще прочно сидели в моей голове, и, путешествуя по острову, путаясь в его высоченных травах, я надеялась встретить своих любимых сказочных героев. Я не сомневалась в том, что они проживали в приземистых дятлинских домиках, утонувших в зарослях крапивы и разукрашенных гирляндами вьюнков.

На пляж я так и не попала. Звонкие хоры дятлинских птиц заглушили смех и визги моих закупавшихся подружек.

 

3

 

Почти 40 лет Дятлинка была со мною рядом.

Так уж получилось по жизни, что окно моего класса в детской музыкальной школе имени Мусоргского, в которой я проработала четверть века, смотрело прямо на мой любимый остров.

В раме окна была видна картина иного мира.

Высокие речные берега надежно укрывали от городской суеты реку Ловать, бережно держащую в своих ладонях маленький кораблик-остров с его зелеными парусами. А небесные своды заключали святое это место в неземную, драгоценную шкатулку. В ней не было примет времени – ни прошлого, ни настоящего, лишь тишина и великий покой. О нем так хорошо сказал советский поэт Николай Заболоцкий:

«Тот дивный покой, пред которым,

Волнуясь и вечно спеша,

Смолкает с опущенным взором

Живая людская душа»

(стихотворение «Прохожий», 1948 г.)

 

4

 

Любимый остров всегда помогал мне в работе и вдохновлял на педагогические эксперименты.

Отбросив законы возрастной психологии, я подводила учеников к окну и предлагала им сыграть так, как проплывают над островом озаренные неземным светом облака.
Или спрашивала детей, какая музыка созвучна картине за окном. Мнения часто совпадали: музыка Иоганна Себастиана Баха.

Я соглашалась. И.С. Баху всегда удавалось извлечь корень Вечности из простой, обыденной жизни и передать в музыке «красоту Великого в малом». И мы с детьми пытались сыграть самые легкие пьесы Баха.

Того Баха, что был за окном…

Случалось иногда, что игра учеников и они сами преображались. Пускай ненадолго, на мгновение, на чуть-чуть…

 

5

 

На острове, у самой воды, впереди всех других деревьев, росло мое любимое дерево – высокая, могучая ива. Капитан острова-корабля.

В детстве я до слез жалела растения за их покорность своей судьбе. Всю жизнь стоять на одном месте! И нельзя дать сдачи обидчику, и нельзя убежать от топора…

В последние годы дерево-капитан стояло «по колено» в воде. Но не сдавалось, оставаясь все таким же крепким и сильным, каким и надлежало быть капитану корабля.

Зимой капитан надолго замирал на своем посту и был особенно хорош в белом кителе из бархатистого снега…

6

 

Тот ясный, морозный день последней декады февраля 1990 года я запомнила на всю жизнь.

Утром, войдя в свой класс, я, как всегда, заспешила к окну. В привычном, знакомом до мельчайших деталей мире Дятлинки что-то изменилось и насторожило меня. Мне показалось, что дерево-капитан очнулось от зимнего сна и ожило.
Нет, на нем среди зимы не появились зеленые листочки, но явно ощущалось какое- то внутреннее движение.

И вдруг дерево зазвучало: заговорило, запело, органными звуками обращаясь к Небу!

 

7

 

Мои терпеливые читатели! Не спешите записывать меня в экстрасенсы или на прием к врачу-психиатру.

Надеюсь, что такой же, как я, непутевый дачник меня поймет. Поймет и образцовый, если его дача –  в глухом лесу, где непуганые зайцы загорают на грядках, а медведи заходят на медок. Меня поймет любой из вас, мои дорогие читатели, если узнает, что на своей даче я, вместо того, чтобы срочно прополоть грядки с морковкой, валяюсь на траве – в обществе этих самых непуганых зайцев – и вместе с ними внимаю песенкам процветающих на грядках с морковкой одуванчиков.

И все это потому, что с детства я увлекаюсь не только музыкой Баха, но и музыкой растительного и животного царств. И кое-что могу рассказать вам о ней.

Со своей, далекой от науки колокольни.

8

 

Растения поют свои песни-молитвы всегда. Об этом знают не только поэты, но и монахи-отшельники, живущие в скитах.

…Особенно богат молитвами растений август. Дозревают дети – плоды и семена. Растения-родители выполнили главную задачу своего жизненного цикла и могут заняться собой. А что главное для стареющих тружеников, стоящих у дверей перехода в иной мир? Подготовка к нему и раздумья о вечном.

Вот и наступают в природе особые дни: ясные, теплые, очень тихие, – дни всеобщей, соборной молитвы растений. Кажется, что по всей нашей матушке-земле разливается необыкновенная, благоговейная тишина. Даже облака, если они вообще есть в такой день, стараются уйти высоко в небо и там залечь в дрейф, чтобы не мешать соборной молитве.
И тогда тончайшие золотистые нити и беловатые, нежные дымки-фимиамы устремляются в голубое небо. От каждого растения, от каждой травинки.
Тихая,спокойная, невесомая песня-молитва. Но и по-своему сильная. Потому, что соборная.

Ее может услышать и человек. Если умеет слушать сердцем.

Быть в такие дни в нетронутом цивилизацией месте и молиться в унисон с природой – большая удача и счастье.

9

 

Но то август, а сейчас на дворе февраль. Что же случилось с деревом? — забеспокоилась я.

…А дерево продолжало петь. На нем горели сотни свечей. Даже на самых крохотных веточках капитан зажег свои маленькие, но яркие свечки.
Голубое небо казалось мне фиолетовым, ночным. И на его темном фоне отчетливо были видны оранжевые, пламенеющие звуки-лучи, улетающие в Вечность с дерева-органа, с дерева-подсвечника. Я забывала об учениках и улетала ввысь вместе с ними.

…Три недели продолжалась эта молитвенная песнь, В ней не было привычных мне чувств: радости, восторга, горя, страданий. Только высокий, чистый, бесстрастный экстаз. Как у Баха в «Страстях по Матфею», в заупокойной «Мессе си минор».

Постепенно молитва становилась все глуше, все слабее. И, наконец, растаяла вместе с последним дятлинским снегом…

10

 

Я с нетерпением ждала весны. Мне хотелось знать, что случилось с деревом. Ведь то, что я чувствовала и ощущала, вовсе не означало, что так было на самом деле. Наши чувства и ощущения ограничены рамками возможностей восприятия и далеко не всегда переводимы в слова.

…Но вот деревья зазеленели. И на фоне юной листвы, украсившей старые дятлинские липы и ивы, как всегда, впереди, одиноко чернел ствол мертвого дерева- капитана.

Я смотрела на погибшее дерево, и в моей душе снова звучала его последняя, обращенная к Богу молитвенная песнь.

Как баховская Месса си минор…

11

 

Мертвое дерево еще долго чернело на Дятлинке. Я не могла смотреть на него без слез, не могла спокойно работать. И без раздумий перешла в детскую музыкальную школу номер два, недавно открытую в новом микрорайоне «Дружба». Там в окне моего класса вместо деревьев виднелись горы строительного мусора, а по небу спешили озабоченные своими проблемами облака…

12

Необычная эта история случилась четверть века назад. И, переживая ее, я думала, что у растительного мира земли – и прежде всего у деревьев – может быть своя, очень важная миссия на планете. Они – антенны. Но ловят эти антенны не только солнечную энергию для собственного роста, но и незримый свет Вечности.

И случайность ли то, что Бог дал возможность мне, человеку, прикоснуться к тайне смерти дерева? И не на даче, не в лесу, а в одном из главных, на мой взгляд, мистических центров наших древних Великих Лук – на острове Дятлинка.

И я восприняла это неординарное событие как знак, знак грядущих перемен.

В моей жизни, в судьбах острова, города, страны.

В наших с вами душах…

Время показало, что так оно и получилось.

 

20

Автор публикации

не в сети 2 года

Лариса Калинина

70
Комментарии: 0Публикации: 5Регистрация: 08-01-2022

Поделиться в соцсетях

Подписаться
Уведомить о
0 комм.
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля